Министерство
здравоохранения Кузбасса

Приемная
+7 (3842) 36-42-84
Горячая линия
+7 (3842) 58-43-56
Отдел по работе с обращениями граждан
+7 (3842) 58-78-59

«Каждый вылеченный пациент — победа»: врач из Кемерово о борьбе с COVID

Информация предоставлена РИА НОВОСТИ.

КЕМЕРОВО, 16 апр — РИА Новости, Анастасия Яконюк. В пятницу, 13 марта, в Кемеровскую областную инфекционную больницу поступил первый пациент с коронавирусом. Для заведующего отделением Дениса Якименко начался новый этап жизни — и не только профессиональной.

В рамках специального проекта РИА Новости и сайта стопкоронавирус.рф "Вирус, который мы победим вместе. Истории врачей" Денис Якименко рассказал о том, как доктора буквально переселились в стационар, о профессиональном азарте и чувстве причастности к большому общему делу.

Атмосфера инфекционки

Медициной Денис Олегович Якименко увлекся, как и многие коллеги, в детстве. Он вспоминает долгое и тяжелое ОРЗ с упрямой температурой, когда мама металась в поисках врачей в поселке. В конце концов 12-летний мальчик оказался в стационаре. Им занимался опытный доктор. "Звали его Юрий Корнеевич. Так получилось, что была у меня тогда пневмония, — он вылечил. Это произвело большое впечатление — вообще весь стационарный инфекционный режим", — говорит Якименко.

С тех пор он пристрастился к медицинской литературе, читал все, что мог найти, — даже справочники для медсестер. "Я интересовался симптоматикой, находил у себя много разных болезней, был мнительным подростком", — смеется заведующий отделением.

После окончания специализированного класса поступил в медицинскую академию. "Мне повезло, я застал плеяду врачей советского времени. Они еще не были так загружены, как мы, бумажной работой. Это было эффектно: входили строгие доктора, и сестры вставали по струнке", — вспоминает Денис Олегович.

Пятница, тринадцатое

Когда слово "коронавирус" все связывали исключительно с Китаем, российские врачи уже понимали, что инфекция распространится по всему миру. В больницах начали готовиться в феврале-марте.

"Китайцы молодцы, ввели жесткий карантин, отсрочили выход вируса из своей страны. Мы ломали голову над тем, как не допустить перекрестного заражения", — продолжает инфекционист. Как только эпидемия вспыхнула в Италии, в кемеровской больнице приступили к закупке необходимых материалов и оборудования.

В середине марта Денис Олегович собирался в Новосибирск — по приглашению друга-хирурга, на концерт знаменитой группы Rammstein. Он поменялся дежурством с коллегой, чтобы отработать в пятницу, 13-го, а потом со спокойной совестью уехать.

"И судьба сложилась так, что я первым принял пациента с коронавирусом", — говорит завотделением.

Те дни были особенно тяжелыми — жизнь в стационаре, изменение рекомендаций для лечения, бесконечные смены защитных костюмов, сон урывками. А там, за стенами изолированных боксов, волновались родные — и заболевших, и медиков. И хотя жена тоже врач, без слез не обошлось. Родителям поначалу Денис Олегович ничего не сказал. Признался позднее. И выслушал мольбы: "Береги себя".

В изоляции с COVID-19

"Мы решили так и остаться сменой, продолжать, потому что первыми проконтактировали. Больнице надо было вывезти остальных пациентов, оборудовать корпус. Да, было непросто. Двое больных: у одного легкая форма, другой — тяжелый. На третий день его состояние еще ухудшилось", — объясняет доктор.

Высокая температура не сбивалась, пневмония набирала обороты. Врачи искали схемы лечения, вводили внутривенно препараты, меняли их, когда видели, что они неэффективны. Боролись за жизнь человека.

Подъем в шесть утра, завтрак, переодевание, с восьми до 11 обход, снова переодевание, обед и, если есть пауза и никто не поступает в отделение, доктор может прилечь отдохнуть или засесть за медицинскую документацию, заняться административной работой. Потом снова в зону с больными — и так до вечера. Ночная работа, если потребуется. Тяжелого пациента все же вытащили, врачи и молодой организм справились с вирусом, и эту радость, чувство победы Денис Олегович запомнит надолго.

"После этого обстановка стала более спокойной, отладили процесс", — добавляет он. А сразу после выписки первых пациентов врачей, отработавших в стационаре 13 суток, отправили на карантин.

"Ну и сейчас бригады, которые там, бесконечно одеваются-переодеваются, входят-выходят, быстро поесть, урывками поспать", — уточняет инфекционист. К тому же с приходом коронавируса его "коллеги" — менингиты, энцефалиты, кишечные и прочие инфекции — не стали брать паузу, так что врачей перебрасывают после положенного карантина на другие фронты.

Инфекционист-психолог

Психологическая работа с больными порой сложнее, чем клиническая, считает Якименко. Многие не понимают опасности коронавируса, им кажется, что с ними этого не произойдет, и диагноз воспринимают как катастрофу.

"Очень переживают, особенно поначалу. Мы успокаиваем, утешаем, объясняем. С нашими первыми пациентами расстались настоящими друзьями", — улыбается завотделением.

Кемеровская область не самая неблагополучная по заболеваемости, но Якименко хорошо понимает, как достается коллегам там, где заболевших много. "Это работа на пределе. Очень всем сочувствую. Даже если ты уходишь домой вот так, сутки через сутки, — это стресс, напряжение, бессонные ночи. Все равно что жить в больнице", — отмечает Якименко.

"Главное, чтобы люди понимали: ситуация очень серьезная. Некоторые не верят в коронавирус, но это так же, как не верить в ВИЧ. Надо помогать врачам, доверять им, не создавать дополнительные проблемы. Те, кто легкомысленно относился к проблеме, в стационаре испытывают стыд: "Как же я всем, с кем общался, скажу?" А почему, когда вы нарушали режим, выходя из дома, об этом не думали?" — рассуждает врач.

Профессиональный азарт

При всей сложности положения нельзя не признать: для каждого врача, который сегодня "стал под ружье" в борьбе с коронавирусом, в этом есть и профессиональный интерес. Сегодня и старшее поколение медиков не вспомнит эпидемий такого масштаба, разве что из курса истории медицины.

"Конечно, с одной стороны, и тревога есть, и заразиться опасаешься, но возникает профессиональный азарт. Когда я учился в "инфекционке", начал работать, у нас имелись боксовое отделение и специальный "холерный госпиталь", где в случае тяжелых инфекций мы должны были закрыться и жить. Но, поскольку такого никогда не было, даже в мыслях не возникало, что подобное действительно случится", — признается Якименко.

Теперь у него за плечами победа над коронавирусом у тяжелых пациентов, новый опыт, знания. "Это дорогого стоит, очень приятно, и ты понимаешь, что сталкиваешься с чем-то небывалым. Кстати, в Европе инфекционную службу вообще не выделяют как специальность, у нас в России, слава богу, это сохранилось еще с советских времен. Можно сказать, благодаря коронавирусу наша специальность "зазвучала", и не как умирающая и ненужная, а как такая, от которой не деться", — уверен инфекционист.

И пока в мире будут инфекции — старые и новые, не обойтись без тех, кто готов рисковать своим здоровьем, от кого сегодня зависит судьба всего человечества.

Новости